Маруся_Суконкина (marusya_s) wrote,
Маруся_Суконкина
marusya_s

Рыжик. (17 Февраля 2015 г.)

- Рыжик! Рыжичек, иди скорее домой!
- Да иду я, иду.  Кто, вот кто придумал такие высокие ступеньки? Это же так трудно идти вверх по таким высоким ступенькам,  может  когда я стану большой будет легче. Одно хорошо, это то  что наша квартира на последнем этаже, а то я цифр не знаю и не понимаю. Как же жарко и когда уже мой этаж? Клюшка это тоже хорошо, больше Валерка ко мне не станет задираться. Я по телевизору видела как надо…
Меня зовут Рыжик. Кто то скажет, что это странное имя для девочки, но позвольте мне не согласиться, iplogger.ru - IP Logging Serviceнормальное имя, правда я совсем не рыжая, наверно была  такой  когда то, совсем в детстве, но я этого не помню.. Моего старшего брата вообще Бельчик зовут, представляете?
Вечером звонок в дверь. Взрослые разговаривают. Зовут меня. Иду, как то мне это не нравится, когда я вышла в коридор, все начинают смеяться.  Тётенька очень красивая и с ней Валерка,  ухх ябеда. Валерка старше меня на много, он в следующем году в школу пойдет.  Взрослые продолжают хохотать, красивая тётя даёт Валерке подзатыльник, извиняется и они уходят. Когда закрывается дверь , мама кричит папе в комнату – Больше никакого хоккея! Она уже пацанов бьет вдвое старше себя.
Мы живём в большом светлом городе, здесь высокие белые дома, широкие дороги и высокие бордюры и ступеньки.  Я еще слишком маленькая и всей моей жизнью управляют взрослые. Они решают когда кушать, когда ложиться спать, а когда просыпаться и сколько можно гулять.  При этом требуют самостоятельности – странные они.
Ночь. Проснулась от того что хочу пить. В комнате темно, через окно видно отблеск света от проезжающих мимо дома автомобилей. Когда свет попадает в комнату, то не так темно. Очень хочется пить. Надо пойти на кухню и налить себе воды, тихонечко, чтоб никого не разбудить.  Но в коридоре через который надо пройти на кухню тоже темно. Всё равно хочу пить. Пойду. Страшно, но всё равно пойду. И ничего там страшного нет, это всё Бельчик придумывает чтоб меня позлить.  Спускаю ноги с кровати, нашариваю тапки. Иду. На кухне тоже темно и тихо.  Но как же попить? Надо взять стакан и стул подтащить к раковине и налить воды. Та еще задача. Если я начну стул тащить, то точно всех разбужу. Вода из крана как в насмешку кап-кап-кап.  А если маму разбужу, она станет ругаться . Ничего не получиться, пойду обратно в постель, обойдусь.  Как же плохо быть маленькой, столько трудностей, взрослые даже не представляют.
Мой папа милиционер. Иногда ему приходится брать меня на работу, потому что с маминой работы меня вместе с мамой выгоняют, мама работает на огромном заводе, в огромной столовой, у них там высокие-высокие потолки до неба, мама работает поваром.
У папы на работе мне дают печатную машинку, сажают за отдельный стол и разрешают стучать вволю, очень нравится звук колокольчика, когда передвигается каретка.  В кабинете папа и еще двое его друзей милиционеров. Они всё время смеются, шутят.  Я не очень понимаю смысл их шуток. В кабинет зашел мужчина, на нём плащ коричневого цвета, в руках он теребит кепку. О чем то просит их, а они делают вид, что его нет и продолжают гоготать. Мне становится жутко стыдно за них. Мужчина с кепкой унижен и раздавлен, уходит из кабинета. Они продолжают смеяться.
Потом я уже отказываюсь ходить на работу с папой и чаще остаюсь дома с братом Бельчиком. Однажды Бельчик решил погулять, но брать меня с собой не захотел и по-этому предложил мне одну очень интересную игру. Он придвинул стул к окну в гостиной и сказал  - Забирайся на подоконник и смотри в окно, а я тебе  что то покажу, интересное, только внимательно смотри в окно.
Когда я забралась, он отодвинул стул и убежал гулять. Я долго ждала, когда же в окне появится что-то интересное. Но ничего не происходило. Я захотела слезть с подоконника, но было очень высоко, а батарея была очень горячая. Я поняла что он меня обманул и я бы не плакала, а пошла бы играть в свои игрушки. Но не могла слезть с подоконника. И тогда я разревелась. Плакала я самозабвенно, так что люди останавливались на улице и поднимали головы вверх. А я знай себе рыдала. Сколько я просидела на том подоконнике я не могу сказать. Помню что в квартиру вбежала мама, сняла меня с подоконника и крепко крепко прижала к себе. Бельчику вероятно попало, он долго дулся на меня.  Больше Бельчику я не доверяла.

- Это еще что? Опять тройка? Да сколько можно?  Ты должен приносить только хорошие оценки!
- Тройка нормальная оценка…
- Заткнись и слушай, когда Я с тобой разговариваю. Ты здесь никто, ты здесь живёшь из милости. В угол,  на колени, на горох, быстро. И попробуй только матери рассказать, я тогда тебя убью! Убью, понял ты,  выродок?
Папа кричал на Бельчика, мамы не было дома. Мне было страшно. Я подошла к Бельчику чтоб его утешить, а он прошипел мне – Это всё из-за тебя. Он только тебя любит. Отстань от меня.
Я понимала, что это не нормально. Я понимала что нельзя так кричать и обижать Бельчика, пусть он и бывает невыносим, но он мой братик. Значит он маме пожаловаться не может, но мне то никто не запрещал. И я всё рассказала. И тогда уже мама орала на папу, она даже его била или он её бил.
А потом быстрые-быстрые сборы и мы уезжаем. Я вышла во двор и подарила своих кукол девочкам с которыми дружила Анжеле из соседнего подъезда, Свете с первого этажа и Ларисе с четвёртого. Потому что всех кукол мы не могли взять с собой, а оставлять их с папой я почему то не хотела. Помню как подъехало такси и вещи погрузили и  мама с братом сели и машина уже тронулась, а меня забыли. Я побежала и закричала – Ма-ма! Ма-мааа!, продираясь через какие то кусты и царапая руки. Машина остановилась, меня посадили. Всё было неправильно, это было как то быстро, мы бежали. Я так испугалась. Мама тоже была напугана.
Мы приехали, вошли в большой квадратный коридор, там горела яркая лампочка, кто то помогал заносить чемоданы, тюки, сумки.  Я как то среди этих тюков затерялась. Стою смотрю по сторонам, много лиц, никого не узнаю. Тут самая толстая тётя радостно закричала – Бельчик! Родной мой, наконец-то вы приехали! Все радовались , обнимались и целовались прямо там в коридоре. А потом кто-то сказал – Ну что же мы тут столпились, пойдёмте в комнату. И все ушли и свет выключили. А я осталась стоять среди чемоданов. И эти чемоданы такие огромные, а я такая маленькая, что никак не переступить не обойти. И мне вдруг как то обидно стало. И ещё я  поняла, что я здесь чужая. Я заплакала и тут же все прибежали, снова включили свет. Засмеялись. – Рыжика забыли!
- Да, да  снова забыли. – сказала я, утирая  горькие слёзы.
Гулять можно было сколько угодно. Никто не запрещал уходить от дома. Можно было играть в песочнице или качаться на качелях. Тут тоже были дети. Я познакомилась с двумя мальчиками. Мальчики были старше и хвастались что все деревья знают.
- А вот это сосна. А это берёза, у неё ствол белый с черными полосками. А это ёлка.
- А я яблоню видела, она красивая-красивая и вся покрыта маленькими белыми цветочками и пахнет очень вкусно.
- Хеее. Цветочки на дереве. Ты врёшь. Цветы на деревьях не растут.
- Да как же не растут, мы ходили в лес  за ландышами и там было дерево, всё в цветах.
- Ты врушка, врушка! На яблоне яблоки растут, а не цветы. Еще скажи, что там розы росли. Или ромашки . Ха-ха-ха! И ландыши у нас не растут.
- Сами вы врушки!
С детьми у меня дружба как то не заводилась. Непонятно почему они мне не поверили. Ведь я точно помню, как мы пошли в лес, там были ландыши, они росли вдоль оврага и пахли вкусно. А потом я убежала вперед по тропинке. И вдруг я выхожу на поляну, а там стоит дерево. Огромное, всё в белых цветах. Помню меня так потрясло это зрелище, что я застыла и боялась дальше сделать шаг.
За то я подружилась с соседской собакой. Пса звали Нэкс. Его хозяин, дядя Лёня жил на третьем этаже в нашем подъезде,  в такой же квартире как у нас. Нэкс  был охотничьим псом, потому что дядя Лёня был охотником.
Мои бабушки не сильно напрягали  себя заботой обо мне. Та самая толстая тётя оказалась мамой моей мамы, то есть бабушкой. А худая и седая была мамой моего дедушки, то есть прабабушка, но я её называла бабушка Шура.
Мне часто перепадала вредная пища, сухомятка, как бабушки её называли. Это были бутерброды с колбасой. Раньше я такую еду не ела и для меня кусок хлеба  с маслом и с сыром или с колбасой был странной и ненужной едой.  Но Нэксу такая еда пришлась по нраву и мы подружились.  Нэкс разрешал себя гладить и обнимать. Он был наверно беспородной дворнягой, но как часто бывает, такие собаки в сто раз умнее своих породистых собратьев.
Иногда мы садились в детском городке, я на скамеечку на краю песочницы, а он просто рядом. И мы могли часами разговаривать. Нет, Нэкс заговорил не сразу. Очень долго он прикидывался просто собакой. И я ему рассказала всю свою жизнь . И однажды он заговорил со мной.
- Это плохо, что у тебя нет друзей среди ровесников.
- Почему это плохо? Они же глупые. Они только и умеют что дразниться. Посмотри на них и их игры. Они постоянно дерутся и обижают друг друга, мне такие друзья не нужны.
- Собака  это не лучшая компания для маленькой девочки.
- За то они тебя боятся и не подходят ко мне больше. Вот и пусть там себе гуляют где- нибудь в другом месте.
Однажды Нэкс принёс мне подарок. Это был такой цилиндрик из плотного картона, а донышко было металлическое .
- Ой, что это такое?
- Ты сначала понюхай, чуешь запах?
Я носом  втянула воздух из открытой стороны цилиндрика. – Ага, странный запах. Чем это пахнет?
- Это порохом пахнет. А то что я принёс это гильза от патрона.
- А патрон это пуля, да?
- Ну да, примерно то же самое.
- А меня эта пуля не убьёт?
- Нет, это уже израсходованный патрон, не бойся. В выходные мы уедем на охоту, меня не будет целую неделю. Обещай вести себя хорошо.
- А расскажи мне про охоту. Что это такое?
- Охота, это страсть. Это когда воздух кишит сотнями, тысячами запахов и я из них достаю один, тот что нужен моему хозяину. Ты ведь знаешь, что у вас, у людей, нюх намного хуже чем у нас, у собак? И никто кроме нас не способен поймать , удержать и бежать по этому запаху, чтоб найти зверя.
- А ты с хозяином тоже разговариваешь?
- Нет, мы вместе уже много лет и понимаем друг друга без слов.
Так вот. Сначала мы едем на лодке по реке, долго едем. Потом выходим на берег и идём много  километров. А потом ночуем у костра. А рано-рано утром, пока роса не сошла и туман стелется,  как кисель мы идём на охоту. Охотимся на разных зверей. Иногда на уток, иногда на зайцев или тетеревов. Однажды на медведя охотились, самый пакостный зверь в лесу это медведь. Медведь подлый и никогда не упустит случая что-нибудь испортить  или сломать. Медведь может убить просто так. И еще он не прочь напасть со спины.
Потом Нэкс с дядей Лёней уехали на охоту. Но вернулся дядя Лёня уже один.  Я подошла и спросила его про собаку, а он как то отвёл взгляд и сказал, что Нэкса больше нет…  Это была первая утрата в череде будущих утрат.
Я разговаривала с другими собаками, но чаще получалось находить общий язык с грозными цепными псами, которых все окружающие боялись и считали бешенными.  Сами бы посидели на цепи, какими бы тогда стали?
Однажды я познакомилась с Белой Летучьей Лошадью. Она тоже умела разговаривать, но никто кроме меня её не видел. А когда я говорила взрослым, что если меня будут наказывать, то я позову свою Летучую Лошадь и она всех их покусает, то они смеялись надо мной.
А она была необыкновенной. Да, да, да. Она мне отрыла тайны, о которых взрослые даже не подозревают. Вот например, люди летают в Космос, строят тяжелые и неуклюжие космические ракеты. Телескопы придумывают, чтоб заглянуть куда то подальше, за пределы Галактики. А всё это неправильно, потому что любую точку Космоса и Вселенной мы можем увидеть сами, надо просто снять какой то блок, который нам поставили в мозг. А еще люди раньше умели летать и могли перемещаться в любую точку Вселенной. Память о полётах еще живёт в нас, пока мы дети, но как только взрослеем, мы всё забываем. По этому и живём так трудно и неправильно.
А еще наша Планета Земля оказывается принадлежит не нам, а Дельфинам. Потому что океан огромный и они по-настоящему разумные существа. А нас они терпят и жалеют, потому что мы какой то неудачный экскремент или как то по другому это слово звучало.
Все эти знания Рыжик хранила от взрослых, им не нужно было знать. Иногда Лошадь брала Рыжика с собой летать и было такое чувство восторга и свободы. Кто не летал, тот не поймёт. Она много чего мне рассказала, но если вы лично не были с ней знакомы, вы никогда не поверите в её рассказы.
А потом Рыжик выросла и стала совсем обыкновенной. Белая Лошадь перестала прилетать, собаки отказывались с ней разговаривать, претворялись глухими или просто собаками. Она даже подружилась с некоторыми сверстниками. Только уже никто больше не называл её Рыжиком.
Потом у неё были другие имена и другие жизни, иногда счастливые, иногда не очень. Но она точно знает, что однажды она пойдёт на охоту в дальний дремучий лес и уже не вернётся оттуда. Потому что там будет воля, восторг. Там встретят её лучшие друзья и самые родные люди. И вот тогда то они расскажут все-все свои истории и наговорятся вволю. И уже никогда больше не станут расставаться.


Tags: лирика, сказки
Subscribe

  • Пятничное с картинками)))

    Здравствуйте, дорогие мальчики и девочки, с вами снова ваш еженедельный журнал "Мурзилка!" Хотя, нет, "Мурзилка" выходил раз в месяц или два раза в…

  • ROLLIN` WILD.

    Просто ржачные мульты.

  • Пятничное с картинками)))

    Апрель подкрался незаметно! Весна, уже настоящая весна! И пусть сегодня уже 2 апреля, но нам то это никак не помешает немного позубоскалить и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments